Romeuč

texts/mapplethorp

Фотограф Роберт Мэпплторп стал в настоящее время классиком. Одни видят в нем продолжателя традиций средневекового маньеризма (прежде всего, конечно, Босха), другие преверженца скандальных тем и автора шокирующих фотографий. И те, и другие отдают дань силе и убедительности его творчества. Я же постараюсь увидеть в нем нечто третье: прекрасного портретиста. Легкость создания фотографии человека (казалось бы, кнопку нажать) придает ценности такому определению. Так нажать кнопку, как это делал он, больше вряд ли кто сможет.
Его короткая биография на удивление логична. Роберт Мэпплторп родился в 46 году в Нью-Йорке. Получив художественное образование в Pratt Institute, занялся фотографией: сначала увлекся экспериментами с Polaroid’ом, после достаточно быстро перешел на студийную среднеформатную камеру, с которой и работал все оставшееся время в основном в технике ручной черно-белой печати. В конце 88 года, за полгода до смерти, его фотографии стоили по 500 тысяч долларов за отпечаток. Мэпплторп настолько потрясающе чувствует красоту, что, кажется, готов сделать красивым что угодно. При этом красивым на уровне линий, свето-тени, контрастов. Используя почти всегда одну и ту же технику, не прибегая к изощренным приемам, не стремясь к оригинальности общей концепции, он оттачивал свою технику до совершенства в мелочах. Мне он представляется прежде всего Мастером, что роднит его с великими художниками прошлого. Его фотографии завораживают как лучшие картины Леонардо и Модильяни.
Таковы и его портреты: Wikipedia называет их формальными портретами художников и знаменитостей. Действительно, классический ракурс, белый или черный фон, достаточно простой свет. Но при этом божественно красиво. Я не могу сказать, как ему это удавалось, — добиться на фотографии ренессансной линии руки (посмотрите на портрет Патти Смит, ставший обложкой альбома). Ему прекрасно удается передать то, что называется внутренним состоянием. Оставляя общее настроение работы достаточно спокойным (точнее, завороженным, допуская не более одного “движения”), лишая его внешней экспрессии, он делает глаза настолько живыми, что они оживляют собой всю поверхность картины, превнося в локальное движение линий и пятен ту общность, которая заставляет их создавать цельное впечатление. Я оговорился, назвав фотографию картиной, но не вполне случайно. Редко кто настолько выстраивает их, более популярна идея “поймать”, “выхватить” момент из жизни. Мэпплторп строит свои фотографии по мельчайшим деталям (мазкам?), не допуская ни малейшей случайности. Останавливая для своих героев время, он не лишает их жизни. Передавая им абсолютное состояние, не отнимает их индивидуальности.
На его огромных фотографиях (обычно 60х60 см и больше) различимы рисунок кожи и отдельные волосы. Делая изображения портретируемых предельно материальными, он не стремится к предельному акценту на духовную составляющую, но и обратное верно. Он не скрывает, но и не уродует материальное. Его интересует, скорее, красота гармонии. Среди тех, кого он снимает, известные люди: Энди Уорхолл, Патти Смит, Питер Габриэль, Игги Поп и другие. Я думаю, позировать ему было нелегко: наверняка, он был диктатором и пренебрегал мнением портретируемого, наверняка, съемки продолжались часами, наверняка, заставлял долго крутить головой в поисках ракурса… Процесс скорее напоминал писание портрета, чем фотографию. Мэпплторп мог пользоваться своим талантом, придавая классическую красоту тому, что ему нравилось на уровне идей и чувств, расшатывая мнение общества. Хотя, думаю, что он войдет в историю искусства именно как великий Мастер фотографии.


Copyright 2009-2017 Roman Gushchin (Romeuč)